способ удвоить продажи

Кстовчанка Елена Глущенко с детства увлечена художественной фотографией.

Сегодня с помощью смартфона мы можем сделать сотню фото, несущих смысл и совершенно бесполезных.
Но есть люди, для которых фотография — это призвание и искусство. Несложно сделать фото цветка, гораздо труднее передать очарование и величие природы. Каждый человек может сделать селфи или сфотографировать друга на память, но не каждый сделает это так, чтобы фотография «цепляла» и рассказывала историю.

Елена: «Мне нравятся определенные типажи внешности. Если вижу в знакомой женщине схожесть с девушкой Ботичелли, гречанку, фешн-модель или викторианскую даму, обязательно предложу ей сняться в таком образе».

Глядя на творческие опыты Елены Глущенко, назвать ее просто «фотографом» кажется недостаточным. Фотохудожник — так будет правильнее и полнее, потому что каждая ее работа — картина в полном смысле этого слова. Накануне профессионального праздника фотографов, который отмечается 12 июля, мы поговорили с Еленой о ее пути в фотографии, визуальных трендах и понятии красоты.

— Елена, в какой момент в вашей жизни появилась фотография? И когда поняли, что будете заниматься этим серьезно?

— Еще в детстве. У моего папы, как у многих фотолюбителей советских времен, был свой фотоаппарат «Зенит». Он регулярно пополнял наш семейный фотоархив, периодически разворачивал домашнюю фотолабораторию в ванной комнате. Вместе с сестрой мы не раз наблюдали таинство проявки и печати. Все это длилось до тех пор, пока не появились мыльницы Kodak. Про то, что  когда-нибудь сама займусь художественной фотографией, не думала. Папа передал эстафету семейного фотографа мне, а спустя много лет я приобрела зеркальный фотоаппарат, окончила курсы фотографии и начала изучать эту тему более глубоко.

— Насколько я знаю, проходили выставки ваших работ? Одна из последних — «За гранью сна» в «Берегине». Сколько работ вы представили, какая была центральной, какая идея их объединила? Как долго работали над снимками?

— «За гранью сна» — это моя первая выставка в реальном формате с распечатанными работами.  Приглашена я была художником-керамистом  Наташей Ульяновой. Надо было предоставить работы на сказочную или мистическую тему. Не знаю, попала ли в задумку организаторов, но в общую картину вроде вписалась неплохо. Работ было двадцать шесть.

— Вы сразу определились с тем, что будете заниматься портретной фотографией, или этому предшествовал этап поиска себя в различных жанрах? Чем вас привлекает жанр портретной фотографии?

— Никогда  не думала  о том, какой жанр мне ближе. Одинаково люблю снимать людей, природу, архитектуру, цветы, предметы и какие-то наблюдения. Просто так вышло, что портретных фотографий у меня больше.

— Ваши работы — это не просто портреты, это нечто большее. Что обычно вдохновляет вас на создание сцены, которую вы снимаете?

— Мне нравятся определенные типажи внешности. Если вижу в знакомой женщине схожесть с девушкой Ботичелли, гречанку, фешн-модель или викторианскую даму, обязательно предложу ей сняться в таком образе.

— Глядя на ваши фотоработы, смею предположить, что вы еще пишете картины…

— На самом деле по образованию я художник-живописец, а потом уже фотограф. Когда-то давно окончила Нижегородское художественное училище. Помимо фотографирования люблю рисовать портреты карандашом, а с 2017 года самостоятельно обучаюсь иконописи. У меня много увлечений, связанных с творчеством.

— Как удается раскрыть своего героя? Cнимать людей всегда непросто. Их нужно раскрепостить, показать их живые эмоции, раскрыть грани личности на снимке или создать какой-то определенный образ. Пользуетесь ли вы для этого какими-то приемами?

— Со своими близкими  и знакомыми никаких проблем. Они мне полностью доверяют и любят позировать. Если же это какая-то коммерческая съемка, то приходится несколько минут пристреливаться, но обычно я сразу вижу выгодные ракурсы, подсказываю, как нужно встать и повернуть голову. Тяжеловато с моделями, которые  себе не нравятся. Как правило, это женщины, которые придумывают, что у них три подбородка и кривые носы и что они плохо смотрятся в кадре. С ними нужна деликатность. Такие модели раскрепощаются окончательно, если даешь гарантию, что все недостатки будут отретушированы.

— Есть ли у вас любимые кадры (или серии фото) и связанные с ними истории? 

— У меня есть две любимые фотосъемки.  Одна с моей родной бабушкой, которая недавно ушла из жизни. Она была очень колоритная как в молодости, так и в преклонном возрасте. Однажды я  нарядила ее в Бабу-ягу  и создала серию портретов в духе гоголевских сказок.  А вторая — это можно сказать  Fashion-съемка, где моделью была подруга. В 2013 году забрались мы с ней на заброшенные элеваторы в Вадском районе. Примерно в это же время из ближайшей тюрьмы сбежали несколько рецидивистов. Все ближние деревни и сами элеваторы были тщательно прочесаны поисковиками, но беглецов не сразу нашли. Находиться на элеваторах было очень страшно, но уж больно интересные локации для съемок. Помню, как  пугались каждого непонятного шороха и треска, а потом попали под ливень. Но кадры получились очень удачные.

— О чем говорит черно-белая фотография, а о чем цветная? Что фотограф хочет показать в фотографии, когда один и тот же кадр он делает цветным и черно-белым? 

— Цвет и монохромность — отличные  инструменты  для передачи какой-либо идеи в композиции. Все это работает почти так же, как в живописи. С помощью цвета или монохромности можно сделать акцент на чем-то главном и отвлечь от второстепенного — смотря какой замысел у фотохудожника. Мне кажется, что в черно-белых снимках есть какая-то  недосказанность, сложность, спокойствие  и кинематографичность. Но кто-то другой воспринимает их как что-то скучное и унылое. Кому-то хочется яркого сочного цвета.  Мне лично черно-белые фото всегда кажутся более стильными. Цвет передает настроение в снимке и сильно уводит от деталей. Бывают сюжеты, которым совершенно не нужен цвет. Но закат, северное сияние и звездное небо не смотрятся в черно-белой гамме.  Поэтому в фотографии важно учитывать все нюансы и грамотно пользоваться художественными приемами.

— Сейчас просто бум коммерческой фотографии. Не слишком ли засорен «эфир» некачественными снимками? 

— Если честно, давно не слежу за коммерческими фотографами. Для себя самой открыла когда-то питерских фотохудожников — Викторию Ильину, Ольгу Комарову, Яну Стриж, Михаила Шестакова. Слежу только за их творчеством. Думаю, что современная коммерческая фотография должна быть на достойном уровне, так как сейчас огромные возможности для обучения и подражания.

— А на телефон можно сделать хороший кадр?

— Конечно. Многие пользователи смартфонов  делают очень красивые кадры. Я тоже этим балуюсь. Не всегда есть возможность таскать с собой тяжелую зеркалку. Мой учитель фотографии Антон Комлев рассказывал, что один российский энтузиаст сделал однажды импровизированную фотокамеру с помощью спичечного коробка, фольги и линзы и что-то  умудрялся  на нее фотографировать. Антон всегда приговаривал, что шедевр можно снять даже на тапок, если у тебя есть вкус, чувство композиции и руки растут из нужного места.

— Если бы вам выдалась возможность сфотографировать кого угодно, без разницы, жив ли этот человек или уже нет, кого бы вы выбрали?

— Для меня было бы интересным поснимать героев Великой Отечественной войны, военных летчиков ушедшей эпохи и современных — рабочих у доменных печей, иконописцев, расписывающих храмы на лесах. Людей интересных профессий. При желании все возможно.

Беседовала Светлана Мальцева, gazeta@3em.ru. Фото из архива героини

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Кстово.ру
люди города Кстово