КСТОВО.РУ

09/02/2015 - Долгая Поляна. Старые годы.


КСТОВО.РУlightboxkstovoruКСТОВО.РУ Бедствия постигли Нижегородскую землю после покорения ее Москвою. От летописей, как и от монастырских синодиков-поминальников, веяло безнадежностью. Непримиримая вражда со Степью привела к катастрофе. Московские князья не были сильны в поле - бегали от татар в заволжские леса или дальние монастыри: Дмитрий Донской (1382), Василий Дмитриевич (1408), Иван Грозный (1571). Или сдавались в плен: Василий Темный (1445).

Два века «уныния и слез…»

Москва враждовала со всеми. Со Псковом и с обоими Новгородами, с Ростовом и Галичем, с Тверью и Суздалем, и с Муромом, и с Литвою, и с Рязанью, и с Казанью...… «Московский князь - враг всякому великому князю, кто бы он ни был», - вывод В.О. Ключевского. (Позднее соискатели докторских степеней назовут этот кровавый раздрай «благотворным процессом объединения земель под высокой рукою Москвы»).
КСТОВО.РУlightboxkstovoruКСТОВО.РУ В этой тотальной борьбе участь наших предков-нижегородцев была трагична, - они оказались между молотом и наковальней. Московские рати осаждали и жгли Казань. Великая Степь разоряла и жгла Москву. А попутно - нижегородские пределы. В руины были обращены Нижний и Городец, запустевший на целое столетие. (Как тут не вспомнить князя Бориса Городецкого, от меча которого бегали и татары, и булгары, и мордва. В роковом 1377-м свирепый Арапша стер с лица земли Нижний Новгород, но не рискнул пойти на Городец).
Наконец Москва - уже в XVI веке - «вложилась» в строительство в Нижнем детинца из кирпича. Воеводы и дьяки, да и горожане за каменной стеной вздохнули с облегчением. Ну а о судьбе жителей сел и деревень повествует наш историограф: «Счастлив, кто мог спастись бегством. Земледельцы падали ниц перед варварами, и те отсекали им головы или расстреливали их в забаву. Пленников связывали и вели как псов на смычках, иногда один татарин гнал перед собою человек сорок». Картину, нарисованную Н.М. Карамзиным, можно дополнить штрихами. Путь полоняников-подростков (их только и оставляли в живых), лежал в Казань. Там волосяной аркан переходил в руки перекупщика - крымского татарина. А в Кафе торг живым товаром шел оптом и в розницу. Тамошние купцы-генуэзцы поставляли мальчиков и девочек на невольничьи рынки порочного Запада и изнеженного Востока. (Как только Кафу-Феодосию, эту черную точку на карте, не смыло в море вековыми потоками русских слез!).

Москва бьет с носка!

КСТОВО.РУlightboxkstovoruКСТОВО.РУ Воюя против всех, Москва победила всех! И Новгороды, и Казани и Рязани...… В чем же ее тайная сила? «На стороне князей московских были деньги. Сын Дмитрия Донского Василий купил у хана Муром, Тарусу и целое Нижегородское княжество и с помощью татар выгнал владельцев этих княжеств из их владений», - приоткрывает завесу Ключевский. Историк справедливо полагал, что одним из источников наполнения бездонной московской казны был перевод митрополичьей кафедры из Владимира: церковные богатства стали стекаться в Москву. А Карамзин напоминает, что еще до этого, «при Иоанне Калите, погубившем Александра Тверского, иго татар обогатило казну московскую исчислением людей, установлением поголовной дани и разными налогами, дотоле неизвестными, собираемыми будто бы для хана, но хитростию князей, обращенными в их собственный доход». Иван Калита, провернувши выгодный гешефт, обманул и татар и русских, заложив фундамент превосходства худородной московской верхушки над всей Русью. Финансовый гений москвитян (их и так еще называли), наложил горькую печать на судьбу нашего края. «Ликвидатор» Нижегородского великого княжества Василий, едва успев купить, - тут же начал распродажу, торопясь «отбить» КСТОВО.РУlightboxkstovoruКСТОВО.РУ затраты. Лучшие земли в округе Нижнего скупали, разумеется, московские бояре. (Вызывая яростные протесты потомков нижегородских князей - законных наследников). А по городам и весям, пашням и пажитям, засыпанной золой и пеплом земли, пошли московские дьяки и подьячие, исчисляя остатки населения, беря «на карандаш» и угодья, и вообще все, что может приносить доход: леса с бортными ухожьями, землю пашенную и запустевшую, сеножатьи, рыбные ловли, бобровые гоны, мельницы и прочее. На все был накинут аркан. Не волосяной. Финансовый. Москва бьет с носка! И требует денег.
Но было и отрадное. Вдруг «среди общего уныния и слез» (Карамзин), в мутном потоке времен всплывает «деревня Кстоская». (Это самое начало века XV-го). Всплыла в старинных бумагах, блеснула, словно золотая рыбка, и исчезла, чтобы появиться уже через полтора столетия. Но о Кстове разговор отдельный. Пора нам, земляки, обратиться собственно к предмету нашего исследования.
Продолжение следует...

С. Плахин



Опубликовано на сайте: http://kstovo.ru
Прямая ссылка: http://kstovo.ru/news/9435